Восточные общества это бывшее небесное общество, недалеко ушли, западные это бывшие восточные, решили улучшать, а не возвращаться, а бывшие западные это адово «общество», сборище, торжество «демократии». Власть лучших среди отцов это Божее установление, а власть большинства отцов и так далее — этого демон изобретатель, умертвил такой властью всё то. Большинство каково? Куда же оно приведёт? Что и видим. Нет разумеющего, нет ни одного, все развратились, сделались равно непотребными в деле служения Богу, все бегают, суетятся, улучшают, тогда как беспорядок исправляется возвращением вещей на свои места. Знают же. Не хотят. Значит лукавят. И при этом думают, что служат не лукавому, а Богу. Небольшие регулярные правки лукавого, его слуг, падших, выдающих себя за кающихся, и во что превратилось Божее установление об управлении человеческим обществом на земле? Бога держаться — иного Богом не предусмотрено, и это естественно обращено к главам семей. Бьют по главной связи, и от этого рассыпается всё, если главную не восстанавливают. Предлагая ей конечно подмену, «лучше будет так». Не они, а мы будет Божьим пастырями! Нет, мы! Нет, мы… И пастыри во что превратились? Кто их слушается? И этих никто не слушается. Другое слушаться люди не будут, так как только отцов Бог поставил над людьми. Как решат, так и будет, хоть пусть убьют своих. «Я тебя породил, я тебя и…». Вольны делать в своём что хотят, что считают нужным. Какие-то 200 лет местным ценностям, выдаваемых за демократию, и иного вида сера и огонь с неба посылаются на землю. Сильный мира сего и диктует поведение на земле, в своей стихии находится, его бог временное, не от Бога, не от вечного суждение его, а от мирского, суетного. Небесным только пахнет, возле золота лежало. И не смеют пикнуть в ответ лишь христианские общества, включая восточно-христианские (православные), «пастырей» которых голоса «против» учитываются земными властями лишь для «галочки», мёртвому припарка. Божее надо выполнять, Божее не надо «улучшать», подслуживать на стороне дьяволу при службе Богу, такая не является службой Богу. А иному востоку, магометанским и иудейским обществам глубоко наплевать на выдаваемое за толерантность. Бога слушаются, говорящего истребить всякого, кто расскажет о своём грехе, представит его как завоевание, выдаст за свободу. Сказать о своём грехе как о поражении и рабстве, без оправданий, можно и нужно лишь на исповеди в личной молитве, а во время молитвы общины христиан исповедь принимает Богочеловек, что естественно для существенных грехов. Очищает Бог душу от последствий грехов и при покаянии один на один. А если нужно присутствие Его Сына, единородного Слова Его (надо ли несколько всесильных? действенный образ Которого присутствует при собрании общины, которое ради Причащения, во время чего остальные Таинства, их всего 7, среди которых регулярные, раз в жизни и по необходимости), так это для того, чтобы было усилие, без регулярного употребления которого не становятся сильнее. Итак, чтобы снова не потерялось главное, должна общая молитва заканчиваться Причастием. Собственно ради чего она. Частью Божьего естества становятся при этом. Сообщником святой Божьей жизни. Перед самым главным естественно всё выше моления. Предпоследнее: «Богородицу за хлеб наш небесный благодарим!». О чём пророчеств множество, например манна небесная, хлеб ангельский, который был реальностью на протяжении 40 лет. Разве мы не в пустыне? Что это по сравнению со всем? Разве в этих песках мы брошены и с неба не подаётся ничего? Сын матери не откажет, а Божий Сын Божией Матери? Любовь, которой изменяют, открывает раны на своём сердце, припадайте… Всё пение у христиан отныне в аудиозаписи. Есть конституция общей молитвы с обязательным провозглашением и пением того или иного, а остальное наполняется тем, кто возглавляет, правит общую молитву, служа для молящихся образом Сына Божьего, с которым пришли к Богу. Давно уже лишь в этот способ не напрасно приходить к Богу. Бог не знал, с кем получится к Нему подойти? Для того и Сына Своего послал стать человеком. Чтобы привёл к Нему. Вот, идите, это ваш путь ко Мне. Последнее перед главным: «Отец наш небесный! Отче, да славится имя Твоё, да придёт царство Твоё, да будет воля Твоя и на земле, как на небе! Хлеб наш насущный подавай нам на каждый день. И прости нам грехи наши, потому что и мы прощаем согрешения всякому должнику нашему. И не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого». И выходит Христос с Чашей, предлагая воскресшее тело Своё, которое и этим избавлением является. Приготовил это Блюдо, испив чашу страданий сполна. Ради прекращения страданий от греха и избавления от вечных страданий вечных созданий Своих. Ни одна частица Божия не может быть Богом забыта, где б с нею ни оказалось сердце. Разум человеческий проливал кровь в борьбе с грехом, после чего принимал Дух, которым его победил. Наконец грех отошёл и уже не приближается, тьма не может приблизиться к источнику света. Источник удаляется и тьма приходит. Поэтому Причащение раз в неделю. Убрать всё лишнее на пути к этому. Это не мудрость человеческая, чтобы ею руководствоваться в суждениях, кому Причащаться, а кому нет. Бог разберётся. Не разберётся? Каждое сердце положит на лопатки, Его любовь победит всякое. Спасутся, кто служил этому, не мешал, смиренно на своём месте находился, ничего не говорил, держа Чашу, дали подержать, не моё дело, моё? и кто на Исповеди говорил лишь «прощаю», дали сказать, что я в этом понимаю? что знаю из того, что Бог знает? и после этого рассуждать?? на основании чего? Вернуться на своё место, а то понесло. А не надо было несуном быть, элементы священного облачения тунуть с собой. Они часть места общей молитвы, и кто сделал их своими, тот отныне не спасётся. Всё поставлено на свои места. Всё делать в соответствии с этим. Крест и другие элементы священного облачения (ярмо, узы и мантия) никогда не должны покидать и небо, возвышение перед иконостасом, куда восходить раз в неделю, если монах, и раз в месяц, если муж. Получением на это прав занимается глава общины, который этих прав не имеет и кого считает нужным посылает за получением их к старшему по этому делу на определённой территории, называемому смотрителем (греч.: епископом), который естественно лучший среди монахов монастыря, его старший брат (греч.: архимандрит), который ничем не отличается от других, все как он, пример другим, сидит в келии и оттуда без надобности не выходит. Помыться, постираться, покушать, в туалет, в храм, исполнить небольшую обязанность по монастырю. Всё. Что непонятно? Иное не монастырь, тот же мир, соответственно мир вокруг него в убитом состоянии, без тыла. Дела на передовой соответствуют этому. Сейчас поражение на всех фронтах. И при этом говорят, что есть монастыри. Если б были монастыри, в них нельзя было бы зайти и среди них не было бы женских. Женские обители, да, что к монашеству не имеет никакого отношения. Наполняться монастырям (их 100) и обителям (их 10) вдовцами и вдовами, которые всех своих выдали замуж, всем своим взяли жён, и нет желания снова заступать на служение Богу в супружестве, а также теми, кого отцы благословили завершить там подготовку к служению в упряжи (супружестве). Всем готовиться к одному, а там как Бог управит. Не в супружестве Ему служение, без жены — это дело временное (никому не известно, как долго, а пока занимается своим делом, находится на своём месте, готовится, а остальное не интересует, есть над ним отец или тот, кого отец над ним поставил, и ему возьмут жену в своё время, а не возьмут, значит в монашестве, без жены скончается, Бог распорядился, значит так надо), и это всегда большое исключение, которое не может быть в женском исполнении. Время заблуждений, похоронившее множество православных обществ (с западных нет спроса), пройдено. Православие перестаёт пасти задних, оно выходит в лидеры.

Восточные общества это бывшее небесное общество, недалеко ушли, западные это бывшие восточные, решили улучшать, а не возвращаться, а бывшие западные это адово «общество», сборище, торжество «демократии». Власть лучших среди отцов это Божее установление, а власть большинства отцов и так далее — этого демон изобретатель, умертвил такой властью всё то. Большинство каково? Куда же оно приведёт? Что и видим. Нет разумеющего, нет ни одного, все развратились, сделались равно непотребными в деле служения Богу, все бегают, суетятся, улучшают, тогда как беспорядок исправляется возвращением вещей на свои места. Знают же. Не хотят. Значит лукавят. И при этом думают, что служат не лукавому, а Богу. Небольшие регулярные правки лукавого, его слуг, падших, выдающих себя за кающихся, и во что превратилось Божее установление об управлении человеческим обществом на земле? Бога держаться — иного Богом не предусмотрено, и это естественно обращено к главам семей. Бьют по главной связи, и от этого рассыпается всё, если главную не восстанавливают. Предлагая ей конечно подмену, «лучше будет так». Не они, а мы будет Божьим пастырями! Нет, мы! Нет, мы… И пастыри во что превратились? Кто их слушается? И этих никто не слушается. Другое слушаться люди не будут, так как только отцов Бог поставил над людьми. Как решат, так и будет, хоть пусть убьют своих. «Я тебя породил, я тебя и…». Вольны делать в своём что хотят, что считают нужным. Какие-то 200 лет местным ценностям, выдаваемых за демократию, и иного вида сера и огонь с неба посылаются на землю. Сильный мира сего и диктует поведение на земле, в своей стихии находится, его бог временное, не от Бога, не от вечного суждение его, а от мирского, суетного. Небесным только пахнет, возле золота лежало. И не смеют пикнуть в ответ лишь христианские общества, включая восточно-христианские (православные), «пастырей» которых голоса «против» учитываются земными властями лишь для «галочки», мёртвому припарка. Божее надо выполнять, Божее не надо «улучшать», подслуживать на стороне дьяволу при службе Богу, такая не является службой Богу. А иному востоку, магометанским и иудейским обществам глубоко наплевать на выдаваемое за толерантность. Бога слушаются, говорящего истребить всякого, кто расскажет о своём грехе, представит его как завоевание, выдаст за свободу. Сказать о своём грехе как о поражении и рабстве, без оправданий, можно и нужно лишь на исповеди в личной молитве, а во время молитвы общины христиан исповедь принимает Богочеловек, что естественно для существенных грехов. Очищает Бог душу от последствий грехов и при покаянии один на один. А если нужно присутствие Его Сына, единородного Слова Его (надо ли несколько всесильных? действенный образ Которого присутствует при собрании общины, которое ради Причащения, во время чего остальные Таинства, их всего 7, среди которых регулярные, раз в жизни и по необходимости), так это для того, чтобы было усилие, без регулярного употребления которого не становятся сильнее. Итак, чтобы снова не потерялось главное, должна общая молитва заканчиваться Причастием. Собственно ради чего она. Частью Божьего естества становятся при этом. Сообщником святой Божьей жизни. Перед самым главным естественно всё выше моления. Предпоследнее: «Богородицу за хлеб наш небесный благодарим!». О чём пророчеств множество, например манна небесная, хлеб ангельский, который был реальностью на протяжении 40 лет. Разве мы не в пустыне? Что это по сравнению со всем? Разве в этих песках мы брошены и с неба не подаётся ничего? Сын матери не откажет, а Божий Сын Божией Матери? Любовь, которой изменяют, открывает раны на своём сердце, припадайте… Всё пение у христиан отныне в аудиозаписи. Есть конституция общей молитвы с обязательным провозглашением и пением того или иного, а остальное наполняется тем, кто возглавляет, правит общую молитву, служа для молящихся образом Сына Божьего, с которым пришли к Богу. Давно уже лишь в этот способ не напрасно приходить к Богу. Бог не знал, с кем получится к Нему подойти? Для того и Сына Своего послал стать человеком. Чтобы привёл к Нему. Вот, идите, это ваш путь ко Мне. Последнее перед главным: «Отец наш небесный! Отче, да славится имя Твоё, да придёт царство Твоё, да будет воля Твоя и на земле, как на небе! Хлеб наш насущный подавай нам на каждый день. И прости нам грехи наши, потому что и мы прощаем согрешения всякому должнику нашему. И не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого». И выходит Христос с Чашей, предлагая воскресшее тело Своё, которое и этим избавлением является. Приготовил это Блюдо, испив чашу страданий сполна. Ради прекращения страданий от греха и избавления от вечных страданий вечных созданий Своих. Ни одна частица Божия не может быть Богом забыта, где б с нею ни оказалось сердце. Разум человеческий проливал кровь в борьбе с грехом, после чего принимал Дух, которым его победил. Наконец грех отошёл и уже не приближается, тьма не может приблизиться к источнику света. Источник удаляется и тьма приходит. Поэтому Причащение раз в неделю. Убрать всё лишнее на пути к этому. Это не мудрость человеческая, чтобы ею руководствоваться в суждениях, кому Причащаться, а кому нет. Бог разберётся. Не разберётся? Каждое сердце положит на лопатки, Его любовь победит всякое. Спасутся, кто служил этому, не мешал, смиренно на своём месте находился, ничего не говорил, держа Чашу, дали подержать, не моё дело, моё? и кто на Исповеди говорил лишь «прощаю», дали сказать, что я в этом понимаю? что знаю из того, что Бог знает? и после этого рассуждать?? на основании чего? Вернуться на своё место, а то понесло. А не надо было несуном быть, элементы священного облачения тунуть с собой. Они часть места общей молитвы, и кто сделал их своими, тот отныне не спасётся. Всё поставлено на свои места. Всё делать в соответствии с этим. Крест и другие элементы священного облачения (ярмо, узы и мантия) никогда не должны покидать и небо, возвышение перед иконостасом, куда восходить раз в неделю, если монах, и раз в месяц, если муж. Получением на это прав занимается глава общины, который этих прав не имеет и кого считает нужным посылает за получением их к старшему по этому делу на определённой территории, называемому смотрителем (греч.: епископом), который естественно лучший среди монахов монастыря, его старший брат (греч.: архимандрит), который ничем не отличается от других, все как он, пример другим, сидит в келии и оттуда без надобности не выходит. Помыться, постираться, покушать, в туалет, в храм, исполнить небольшую обязанность по монастырю. Всё. Что непонятно? Иное не монастырь, тот же мир, соответственно мир вокруг него в убитом состоянии, без тыла. Дела на передовой соответствуют этому. Сейчас поражение на всех фронтах. И при этом говорят, что есть монастыри. Если б были монастыри, в них нельзя было бы зайти и среди них не было бы женских. Женские обители, да, что к монашеству не имеет никакого отношения. Наполняться монастырям (их 100) и обителям (их 10) вдовцами и вдовами, которые всех своих выдали замуж, всем своим взяли жён, и нет желания снова заступать на служение Богу в супружестве, а также теми, кого отцы благословили завершить там подготовку к служению в упряжи (супружестве). Всем готовиться к одному, а там как Бог управит. Не в супружестве Ему служение, без жены — это дело временное (никому не известно, как долго, а пока занимается своим делом, находится на своём месте, готовится, а остальное не интересует, есть над ним отец или тот, кого отец над ним поставил, и ему возьмут жену в своё время, а не возьмут, значит в монашестве, без жены скончается, Бог распорядился, значит так надо), и это всегда большое исключение, которое не может быть в женском исполнении. Время заблуждений, похоронившее множество православных обществ (с западных нет спроса), пройдено. Православие перестаёт пасти задних, оно выходит в лидеры.

Восточные общества это бывшее небесное общество, недалеко ушли, западные это бывшие восточные, решили улучшать, а не возвращаться, а бывшие западные это адово «общество», сборище, торжество «демократии». Власть лучших среди отцов это Божее установление, а власть большинства отцов и так далее — этого демон изобретатель, умертвил такой властью всё то. Большинство каково? Куда же оно приведёт? Что и видим. Нет разумеющего, нет ни одного, все развратились, сделались равно непотребными в деле служения Богу, все бегают, суетятся, улучшают, тогда как беспорядок исправляется возвращением вещей на свои места. Знают же. Не хотят. Значит лукавят. И при этом думают, что служат не лукавому, а Богу. Небольшие регулярные правки лукавого, его слуг, падших, выдающих себя за кающихся, и во что превратилось Божее установление об управлении человеческим обществом на земле? Бога держаться — иного Богом не предусмотрено, и это естественно обращено к главам семей. Бьют по главной связи, и от этого рассыпается всё, если главную не восстанавливают. Предлагая ей конечно подмену, «лучше будет так». Не они, а мы будет Божьим пастырями! Нет, мы! Нет, мы… И пастыри во что превратились? Кто их слушается? И этих никто не слушается. Другое слушаться люди не будут, так как только отцов Бог поставил над людьми. Как решат, так и будет, хоть пусть убьют своих. «Я тебя породил, я тебя и…». Вольны делать в своём что хотят, что считают нужным. Какие-то 200 лет местным ценностям, выдаваемых за демократию, и иного вида сера и огонь с неба посылаются на землю. Сильный мира сего и диктует поведение на земле, в своей стихии находится, его бог временное, не от Бога, не от вечного суждение его, а от мирского, суетного. Небесным только пахнет, возле золота лежало. И не смеют пикнуть в ответ лишь христианские общества, включая восточно-христианские (православные), «пастырей» которых голоса «против» учитываются земными властями лишь для «галочки», мёртвому припарка. Божее надо выполнять, Божее не надо «улучшать», подслуживать на стороне дьяволу при службе Богу, такая не является службой Богу. А иному востоку, магометанским и иудейским обществам глубоко наплевать на выдаваемое за толерантность. Бога слушаются, говорящего истребить всякого, кто расскажет о своём грехе, представит его как завоевание, выдаст за свободу. Сказать о своём грехе как о поражении и рабстве, без оправданий, можно и нужно лишь на исповеди в личной молитве, а во время молитвы общины христиан исповедь принимает Богочеловек, что естественно для существенных грехов. Очищает Бог душу от последствий грехов и при покаянии один на один. А если нужно присутствие Его Сына, единородного Слова Его (надо ли несколько всесильных? действенный образ Которого присутствует при собрании общины, которое ради Причащения, во время чего остальные Таинства, их всего 7, среди которых регулярные, раз в жизни и по необходимости), так это для того, чтобы было усилие, без регулярного употребления которого не становятся сильнее. Итак, чтобы снова не потерялось главное, должна общая молитва заканчиваться Причастием. Собственно ради чего она. Частью Божьего естества становятся при этом. Сообщником святой Божьей жизни. Перед самым главным естественно всё выше моления. Предпоследнее: «Богородицу за хлеб наш небесный благодарим!». О чём пророчеств множество, например манна небесная, хлеб ангельский, который был реальностью на протяжении 40 лет. Разве мы не в пустыне? Что это по сравнению со всем? Разве в этих песках мы брошены и с неба не подаётся ничего? Сын матери не откажет, а Божий Сын Божией Матери? Любовь, которой изменяют, открывает раны на своём сердце, припадайте… Всё пение у христиан отныне в аудиозаписи. Есть конституция общей молитвы с обязательным провозглашением и пением того или иного, а остальное наполняется тем, кто возглавляет, правит общую молитву, служа для молящихся образом Сына Божьего, с которым пришли к Богу. Давно уже лишь в этот способ не напрасно приходить к Богу. Бог не знал, с кем получится к Нему подойти? Для того и Сына Своего послал стать человеком. Чтобы привёл к Нему. Вот, идите, это ваш путь ко Мне. Последнее перед главным: «Отец наш небесный! Отче, да славится имя Твоё, да придёт царство Твоё, да будет воля Твоя и на земле, как на небе! Хлеб наш насущный подавай нам на каждый день. И прости нам грехи наши, потому что и мы прощаем согрешения всякому должнику нашему. И не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого». И выходит Христос с Чашей, предлагая воскресшее тело Своё, которое и этим избавлением является. Приготовил это Блюдо, испив чашу страданий сполна. Ради прекращения страданий от греха и избавления от вечных страданий вечных созданий Своих. Ни одна частица Божия не может быть Богом забыта, где б с нею ни оказалось сердце. Разум человеческий проливал кровь в борьбе с грехом, после чего принимал Дух, которым его победил. Наконец грех отошёл и уже не приближается, тьма не может приблизиться к источнику света. Источник удаляется и тьма приходит. Поэтому Причащение раз в неделю. Убрать всё лишнее на пути к этому. Это не мудрость человеческая, чтобы ею руководствоваться в суждениях, кому Причащаться, а кому нет. Бог разберётся. Не разберётся? Каждое сердце положит на лопатки, Его любовь победит всякое. Спасутся, кто служил этому, не мешал, смиренно на своём месте находился, ничего не говорил, держа Чашу, дали подержать, не моё дело, моё? и кто на Исповеди говорил лишь «прощаю», дали сказать, что я в этом понимаю? что знаю из того, что Бог знает? и после этого рассуждать?? на основании чего? Вернуться на своё место, а то понесло. А не надо было несуном быть, элементы священного облачения тунуть с собой. Они часть места общей молитвы, и кто сделал их своими, тот отныне не спасётся. Всё поставлено на свои места. Всё делать в соответствии с этим. Крест и другие элементы священного облачения (ярмо, узы и мантия) никогда не должны покидать и небо, возвышение перед иконостасом, куда восходить раз в неделю, если монах, и раз в месяц, если муж. Получением на это прав занимается глава общины, который этих прав не имеет и кого считает нужным посылает за получением их к старшему по этому делу на определённой территории, называемому смотрителем (греч.: епископом), который естественно лучший среди монахов монастыря, его старший брат (греч.: архимандрит), который ничем не отличается от других, все как он, пример другим, сидит в келии и оттуда без надобности не выходит. Помыться, постираться, покушать, в туалет, в храм, исполнить небольшую обязанность по монастырю. Всё. Что непонятно? Иное не монастырь, тот же мир, соответственно мир вокруг него в убитом состоянии, без тыла. Дела на передовой соответствуют этому. Сейчас поражение на всех фронтах. И при этом говорят, что есть монастыри. Если б были монастыри, в них нельзя было бы зайти и среди них не было бы женских. Женские обители, да, что к монашеству не имеет никакого отношения. Наполняться монастырям (их 100) и обителям (их 10) вдовцами и вдовами, которые всех своих выдали замуж, всем своим взяли жён, и нет желания снова заступать на служение Богу в супружестве, а также теми, кого отцы благословили завершить там подготовку к служению в упряжи (супружестве). Всем готовиться к одному, а там как Бог управит. Не в супружестве Ему служение, без жены — это дело временное (никому не известно, как долго, а пока занимается своим делом, находится на своём месте, готовится, а остальное не интересует, есть над ним отец или тот, кого отец над ним поставил, и ему возьмут жену в своё время, а не возьмут, значит в монашестве, без жены скончается, Бог распорядился, значит так надо), и это всегда большое исключение, которое не может быть в женском исполнении. Время заблуждений, похоронившее множество православных обществ (с западных нет спроса), пройдено. Православие перестаёт пасти задних, оно выходит в лидеры.

1 комментарий на “Восточные общества это бывшее небесное общество, недалеко ушли, западные это бывшие восточные, решили улучшать, а не возвращаться, а бывшие западные это адово «общество», сборище, торжество «демократии». Власть лучших среди отцов это Божее установление, а власть большинства отцов и так далее — этого демон изобретатель, умертвил такой властью всё то. Большинство каково? Куда же оно приведёт? Что и видим. Нет разумеющего, нет ни одного, все развратились, сделались равно непотребными в деле служения Богу, все бегают, суетятся, улучшают, тогда как беспорядок исправляется возвращением вещей на свои места. Знают же. Не хотят. Значит лукавят. И при этом думают, что служат не лукавому, а Богу. Небольшие регулярные правки лукавого, его слуг, падших, выдающих себя за кающихся, и во что превратилось Божее установление об управлении человеческим обществом на земле? Бога держаться — иного Богом не предусмотрено, и это естественно обращено к главам семей. Бьют по главной связи, и от этого рассыпается всё, если главную не восстанавливают. Предлагая ей конечно подмену, «лучше будет так». Не они, а мы будет Божьим пастырями! Нет, мы! Нет, мы… И пастыри во что превратились? Кто их слушается? И этих никто не слушается. Другое слушаться люди не будут, так как только отцов Бог поставил над людьми. Как решат, так и будет, хоть пусть убьют своих. «Я тебя породил, я тебя и…». Вольны делать в своём что хотят, что считают нужным. Какие-то 200 лет местным ценностям, выдаваемых за демократию, и иного вида сера и огонь с неба посылаются на землю. Сильный мира сего и диктует поведение на земле, в своей стихии находится, его бог временное, не от Бога, не от вечного суждение его, а от мирского, суетного. Небесным только пахнет, возле золота лежало. И не смеют пикнуть в ответ лишь христианские общества, включая восточно-христианские (православные), «пастырей» которых голоса «против» учитываются земными властями лишь для «галочки», мёртвому припарка. Божее надо выполнять, Божее не надо «улучшать», подслуживать на стороне дьяволу при службе Богу, такая не является службой Богу. А иному востоку, магометанским и иудейским обществам глубоко наплевать на выдаваемое за толерантность. Бога слушаются, говорящего истребить всякого, кто расскажет о своём грехе, представит его как завоевание, выдаст за свободу. Сказать о своём грехе как о поражении и рабстве, без оправданий, можно и нужно лишь на исповеди в личной молитве, а во время молитвы общины христиан исповедь принимает Богочеловек, что естественно для существенных грехов. Очищает Бог душу от последствий грехов и при покаянии один на один. А если нужно присутствие Его Сына, единородного Слова Его (надо ли несколько всесильных? действенный образ Которого присутствует при собрании общины, которое ради Причащения, во время чего остальные Таинства, их всего 7, среди которых регулярные, раз в жизни и по необходимости), так это для того, чтобы было усилие, без регулярного употребления которого не становятся сильнее. Итак, чтобы снова не потерялось главное, должна общая молитва заканчиваться Причастием. Собственно ради чего она. Частью Божьего естества становятся при этом. Сообщником святой Божьей жизни. Перед самым главным естественно всё выше моления. Предпоследнее: «Богородицу за хлеб наш небесный благодарим!». О чём пророчеств множество, например манна небесная, хлеб ангельский, который был реальностью на протяжении 40 лет. Разве мы не в пустыне? Что это по сравнению со всем? Разве в этих песках мы брошены и с неба не подаётся ничего? Сын матери не откажет, а Божий Сын Божией Матери? Любовь, которой изменяют, открывает раны на своём сердце, припадайте… Всё пение у христиан отныне в аудиозаписи. Есть конституция общей молитвы с обязательным провозглашением и пением того или иного, а остальное наполняется тем, кто возглавляет, правит общую молитву, служа для молящихся образом Сына Божьего, с которым пришли к Богу. Давно уже лишь в этот способ не напрасно приходить к Богу. Бог не знал, с кем получится к Нему подойти? Для того и Сына Своего послал стать человеком. Чтобы привёл к Нему. Вот, идите, это ваш путь ко Мне. Последнее перед главным: «Отец наш небесный! Отче, да славится имя Твоё, да придёт царство Твоё, да будет воля Твоя и на земле, как на небе! Хлеб наш насущный подавай нам на каждый день. И прости нам грехи наши, потому что и мы прощаем согрешения всякому должнику нашему. И не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого». И выходит Христос с Чашей, предлагая воскресшее тело Своё, которое и этим избавлением является. Приготовил это Блюдо, испив чашу страданий сполна. Ради прекращения страданий от греха и избавления от вечных страданий вечных созданий Своих. Ни одна частица Божия не может быть Богом забыта, где б с нею ни оказалось сердце. Разум человеческий проливал кровь в борьбе с грехом, после чего принимал Дух, которым его победил. Наконец грех отошёл и уже не приближается, тьма не может приблизиться к источнику света. Источник удаляется и тьма приходит. Поэтому Причащение раз в неделю. Убрать всё лишнее на пути к этому. Это не мудрость человеческая, чтобы ею руководствоваться в суждениях, кому Причащаться, а кому нет. Бог разберётся. Не разберётся? Каждое сердце положит на лопатки, Его любовь победит всякое. Спасутся, кто служил этому, не мешал, смиренно на своём месте находился, ничего не говорил, держа Чашу, дали подержать, не моё дело, моё? и кто на Исповеди говорил лишь «прощаю», дали сказать, что я в этом понимаю? что знаю из того, что Бог знает? и после этого рассуждать?? на основании чего? Вернуться на своё место, а то понесло. А не надо было несуном быть, элементы священного облачения тунуть с собой. Они часть места общей молитвы, и кто сделал их своими, тот отныне не спасётся. Всё поставлено на свои места. Всё делать в соответствии с этим. Крест и другие элементы священного облачения (ярмо, узы и мантия) никогда не должны покидать и небо, возвышение перед иконостасом, куда восходить раз в неделю, если монах, и раз в месяц, если муж. Получением на это прав занимается глава общины, который этих прав не имеет и кого считает нужным посылает за получением их к старшему по этому делу на определённой территории, называемому смотрителем (греч.: епископом), который естественно лучший среди монахов монастыря, его старший брат (греч.: архимандрит), который ничем не отличается от других, все как он, пример другим, сидит в келии и оттуда без надобности не выходит. Помыться, постираться, покушать, в туалет, в храм, исполнить небольшую обязанность по монастырю. Всё. Что непонятно? Иное не монастырь, тот же мир, соответственно мир вокруг него в убитом состоянии, без тыла. Дела на передовой соответствуют этому. Сейчас поражение на всех фронтах. И при этом говорят, что есть монастыри. Если б были монастыри, в них нельзя было бы зайти и среди них не было бы женских. Женские обители, да, что к монашеству не имеет никакого отношения. Наполняться монастырям (их 100) и обителям (их 10) вдовцами и вдовами, которые всех своих выдали замуж, всем своим взяли жён, и нет желания снова заступать на служение Богу в супружестве, а также теми, кого отцы благословили завершить там подготовку к служению в упряжи (супружестве). Всем готовиться к одному, а там как Бог управит. Не в супружестве Ему служение, без жены — это дело временное (никому не известно, как долго, а пока занимается своим делом, находится на своём месте, готовится, а остальное не интересует, есть над ним отец или тот, кого отец над ним поставил, и ему возьмут жену в своё время, а не возьмут, значит в монашестве, без жены скончается, Бог распорядился, значит так надо), и это всегда большое исключение, которое не может быть в женском исполнении. Время заблуждений, похоронившее множество православных обществ (с западных нет спроса), пройдено. Православие перестаёт пасти задних, оно выходит в лидеры.

  1. Восточные общества это бывшее небесное общество, недалеко ушли, западные это бывшие восточные, решили улучшать, а не возвращаться, а бывшие западные это адово «общество», сборище, торжество «демократии». Власть лучших среди отцов это Божее установление, а власть большинства отцов и так далее — этого демон изобретатель, умертвил такой властью всё то. Большинство каково? Куда же оно приведёт? Что и видим. Нет разумеющего, нет ни одного, все развратились, сделались равно непотребными в деле служения Богу, все бегают, суетятся, улучшают, тогда как беспорядок исправляется возвращением вещей на свои места. Знают же. Не хотят. Значит лукавят. И при этом думают, что служат не лукавому, а Богу. Небольшие регулярные правки лукавого, его слуг, падших, выдающих себя за кающихся, и во что превратилось Божее установление об управлении человеческим обществом на земле? Бога держаться — иного Богом не предусмотрено, и это естественно обращено к главам семей. Бьют по главной связи, и от этого рассыпается всё, если главную не восстанавливают. Предлагая ей конечно подмену, «лучше будет так». Не они, а мы будет Божьим пастырями! Нет, мы! Нет, мы… И пастыри во что превратились? Кто их слушается? И этих никто не слушается. Другое слушаться люди не будут, так как только отцов Бог поставил над людьми. Как решат, так и будет, хоть пусть убьют своих. «Я тебя породил, я тебя и…». Вольны делать в своём что хотят, что считают нужным. Какие-то 200 лет местным ценностям, выдаваемых за демократию, и иного вида сера и огонь с неба посылаются на землю. Сильный мира сего и диктует поведение на земле, в своей стихии находится, его бог временное, не от Бога, не от вечного суждение его, а от мирского, суетного. Небесным только пахнет, возле золота лежало. И не смеют пикнуть в ответ лишь христианские общества, включая восточно-христианские (православные), «пастырей» которых голоса «против» учитываются земными властями лишь для «галочки», мёртвому припарка. Божее надо выполнять, Божее не надо «улучшать», подслуживать на стороне дьяволу при службе Богу, такая не является службой Богу. А иному востоку, магометанским и иудейским обществам глубоко наплевать на выдаваемое за толерантность. Бога слушаются, говорящего истребить всякого, кто расскажет о своём грехе, представит его как завоевание, выдаст за свободу. Сказать о своём грехе как о поражении и рабстве, без оправданий, можно и нужно лишь на исповеди в личной молитве, а во время молитвы общины христиан исповедь принимает Богочеловек, что естественно для существенных грехов. Очищает Бог душу от последствий грехов и при покаянии один на один. А если нужно присутствие Его Сына, единородного Слова Его (надо ли несколько всесильных? действенный образ Которого присутствует при собрании общины, которое ради Причащения, во время чего остальные Таинства, их всего 7, среди которых регулярные, раз в жизни и по необходимости), так это для того, чтобы было усилие, без регулярного употребления которого не становятся сильнее. Итак, чтобы снова не потерялось главное, должна общая молитва заканчиваться Причастием. Собственно ради чего она. Частью Божьего естества становятся при этом. Сообщником святой Божьей жизни. Перед самым главным естественно всё выше моления. Предпоследнее: «Богородицу за хлеб наш небесный благодарим!». О чём пророчеств множество, например манна небесная, хлеб ангельский, который был реальностью на протяжении 40 лет. Разве мы не в пустыне? Что это по сравнению со всем? Разве в этих песках мы брошены и с неба не подаётся ничего? Сын матери не откажет, а Божий Сын Божией Матери? Любовь, которой изменяют, открывает раны на своём сердце, припадайте… Всё пение у христиан отныне в аудиозаписи. Есть конституция общей молитвы с обязательным провозглашением и пением того или иного, а остальное наполняется тем, кто возглавляет, правит общую молитву, служа для молящихся образом Сына Божьего, с которым пришли к Богу. Давно уже лишь в этот способ не напрасно приходить к Богу. Бог не знал, с кем получится к Нему подойти? Для того и Сына Своего послал стать человеком. Чтобы привёл к Нему. Вот, идите, это ваш путь ко Мне. Последнее перед главным: «Отец наш небесный! Отче, да славится имя Твоё, да придёт царство Твоё, да будет воля Твоя и на земле, как на небе! Хлеб наш насущный подавай нам на каждый день. И прости нам грехи наши, потому что и мы прощаем согрешения всякому должнику нашему. И не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого». И выходит Христос с Чашей, предлагая воскресшее тело Своё, которое и этим избавлением является. Приготовил это Блюдо, испив чашу страданий сполна. Ради прекращения страданий от греха и избавления от вечных страданий вечных созданий Своих. Ни одна частица Божия не может быть Богом забыта, где б с нею ни оказалось сердце. Разум человеческий проливал кровь в борьбе с грехом, после чего принимал Дух, которым его победил. Наконец грех отошёл и уже не приближается, тьма не может приблизиться к источнику света. Источник удаляется и тьма приходит. Поэтому Причащение раз в неделю. Убрать всё лишнее на пути к этому. Это не мудрость человеческая, чтобы ею руководствоваться в суждениях, кому Причащаться, а кому нет. Бог разберётся. Не разберётся? Каждое сердце положит на лопатки, Его любовь победит всякое. Спасутся, кто служил этому, не мешал, смиренно на своём месте находился, ничего не говорил, держа Чашу, дали подержать, не моё дело, моё? и кто на Исповеди говорил лишь «прощаю», дали сказать, что я в этом понимаю? что знаю из того, что Бог знает? и после этого рассуждать?? на основании чего? Вернуться на своё место, а то понесло. А не надо было несуном быть, элементы священного облачения тунуть с собой. Они часть места общей молитвы, и кто сделал их своими, тот отныне не спасётся. Всё поставлено на свои места. Всё делать в соответствии с этим. Крест и другие элементы священного облачения (ярмо, узы и мантия) никогда не должны покидать и небо, возвышение перед иконостасом, куда восходить раз в неделю, если монах, и раз в месяц, если муж. Получением на это прав занимается глава общины, который этих прав не имеет и кого считает нужным посылает за получением их к старшему по этому делу на определённой территории, называемому смотрителем (греч.: епископом), который естественно лучший среди монахов монастыря, его старший брат (греч.: архимандрит), который ничем не отличается от других, все как он, пример другим, сидит в келии и оттуда без надобности не выходит. Помыться, постираться, покушать, в туалет, в храм, исполнить небольшую обязанность по монастырю. Всё. Что непонятно? Иное не монастырь, тот же мир, соответственно мир вокруг него в убитом состоянии, без тыла. Дела на передовой соответствуют этому. Сейчас поражение на всех фронтах. И при этом говорят, что есть монастыри. Если б были монастыри, в них нельзя было бы зайти и среди них не было бы женских. Женские обители, да, что к монашеству не имеет никакого отношения. Наполняться монастырям (их 100) и обителям (их 10) вдовцами и вдовами, которые всех своих выдали замуж, всем своим взяли жён, и нет желания снова заступать на служение Богу в супружестве, а также теми, кого отцы благословили завершить там подготовку к служению в упряжи (супружестве). Всем готовиться к одному, а там как Бог управит. Не в супружестве Ему служение, без жены — это дело временное (никому не известно, как долго, а пока занимается своим делом, находится на своём месте, готовится, а остальное не интересует, есть над ним отец или тот, кого отец над ним поставил, и ему возьмут жену в своё время, а не возьмут, значит в монашестве, без жены скончается, Бог распорядился, значит так надо), и это всегда большое исключение, которое не может быть в женском исполнении. Время заблуждений, похоронившее множество православных обществ (с западных нет спроса), пройдено. Православие перестаёт пасти задних, оно выходит в лидеры.

    Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s