Святое возношение, сердце сокрушённое о своих грехах Богу надо приносить, а не «пальмовые ветви», на которые Христос не захотел ступить. С Праздником Входа Господня в Иерусалим! Воскресение вербное? Спаситель яблочный? Спаситель Спас? Господина можно звать уменьшительно господом, если такие отношения с ним, а приуменьшать дело Спасителя, зовя Его Спасом, тем более медовым, варианты, кощунственно. Не слышат, что говорят и тогда, когда: «Боже мой, что ты делаешь!», «Господи, кому это нужно!», варианты. Богу? Ах это не Богу… Господу? И не Господу. Приклонившись какой раз напрасно, давно перестал это делать. Теперь попробуй докричаться. Таким же святотатством является такое дело как «вечная дева» (слав.: приснодева) в отношении Пресвятой Богородицы, а также изображение Отца Небесного. В первом случае не хотела быть старой девой, соответственно не насильственно стала матерью. Хотеть быть матерью и не хотеть быть женой? А во втором случае выглядеть Бог может только как Воплотившийся. И сейчас не выглядит, так как бесконечный, вездесущий то есть, а «выглянул», чтобы не бесполезно искали Его, чтобы не было всё сиротой, и ещё много чего ради сделал это. Итак, введите жизнь религиозной общины в правильное русло, содержание места общей молитвы общины (храма) возложите на главных в общине (греч.: церкви), то есть на глав семей (состоит не из людей, из семей за исключением монашеской), и не будет за что держаться неправильному, засохнут корни и отпадёт. С подаяния, больше никак ни та, ни другая должны существовать. То есть за счёт Божий. Если за счёт того, чтоб подсуетиться, немножко, Бог задремал видимо, то вскоре бабьи басни будут править балом. А за что жить, если не идти на поводу у такого? С отцами, подчинёнными Бога не получается иметь дело, так хоть с этими. Жён и детей пасти, разрушать семьи горазды. Отобрать у отцов их дело, а потом заслуженно тумаки от них получать, это мы можем. Ничего без воли Божьей не бывает. За нашу праведную жизнь это нам позволил? Заслужили хлеба, а Он нам камень? Какова любовь! Поэтому всегда воздаёт нам не сполна, что касается заслуженного плохого. Что касается заслуженного хорошего, то практически всё в кредит, почти ничего из хорошего не заслуживаем. Итак, благодарение и прославление и там и там. Тогда дивное прошение: «Боже, будь милостив ко мне грешнику» бальзам на сердце Божее. В ответ… Отчего ещё больше благодарения и прославления, отчего ещё дальше проникает в сердце Божее это прошение. Много хорошего — много гордости, много гордости — много ухудшения, много ухудшения — много плохого, много плохого — много смирения, много смирения — много улучшения, много улучшения — много хорошего… Если «мало плохого», то конечно незачем приносить Богу самое большое. Таким образом, времена лютые приближаются. Смирение предыдущего Митрополита Киевского вырыло перед ними пропасть. Лишь немножко зацепило. Заодно освобождение руського народа, соответственно религиозной общины руских, называемой Русской Православной Церковью, от ньюнациональностей. Русский народ силён, крещён, поэтому он подвергся геноциду лукавому. «Не по грехам нашим воздал нам». Смирили себя быстро, значит быстро помилованы. Так Бог приближает к Себе. Зачем вам быть без света? Не отпускает! Слава Богу. Быстрее смиряемся, не выгораживаем себя, а то, как западное ответвление земного христианства отпустит в дебри непролазные. Эти цветочки по сравнению с тамошними. Без смирения душа далеко от самого смирения, самой любви. Бесконечное у безграничной. Но терпением Божиим заведует Дух Святой. Поэтому укорять Его, что не вовремя кончилось, означает приобрести грех, который не простится ни в этом веке, ни в том. Вроде не Папуа Новая Гвинея, а дикари. Крещены, да не просвещены, как говорится. Да и не надо. За что жить тогда? Начиная с отцов, тогда получится с просвещением народа, а с отцами не получается, потому что такова жизнь знающих. Слову не даёт силу Господин сил неспроста. Оставили своё место, монастырь, своё дело, келию, и пошло в раскорячку всё под таким водительством. Все места если не заняты, то расписаны, кому на каком находиться. Разместиться не на своём? В ад. Дичи в земном христианстве набралось на целое море. Такая связь (греч.: религия) с небесным, а точнее с его главой, Матерью Божьей, которой покров молитв это одно, а другое это то, что ожидание Божее не безгранично. Точку невозврата восточному обряду в христианстве пока не дал пройти. Когда западный перешёл рубикон? Когда «только лишь неженатый может священнодействовать». И это привело к мужеложеству, далее — педофилии повсеместным. Так и нарисовались вокруг целибата однополые браки, далее — смена пола, далее — смена пола детям, «по их выбору», конечно. Что проявилось, то давно началось. О детях забота монахов и «назареек» растёт оттуда же, оттого, что развратилось всё. Ничего святого, если глумление над святым местом, перед престолами, вокруг которых обустроили места общей молитвы. Из-за стен монастыря просачивается, как свет, так и тьма. Не бывает при распутстве вокруг, чистота внутри. Более того! Рассадник всё-таки. Якорь не на месте, и общину колотит, распадается, растлевается. «Там почти все такие». Слова вышеуказанного митрополита. Второе лицо в РПЦ знало, что говорило, и знало, для чего говорило. Дальше некуда. «Нет разумеющего, нет ни одного. Все развратились, сделались равно непотребными». Священные слова, и не актуальны? В той или иной степени всегда. «Взяли ключ разумения, сами не вошли и входящим воспрепятствовали». К кому обращены христовы? К евреям? Итак, «сиди в келии своей, и она тебя всему научит». Земными организациями управляют, а небесно-земной правят путь. В первом случае директор или чиновник, а если и во втором случае бюрократ, кабинет…, то в ад. Монаху не престало быть не монахом, находиться не в тылу, а на передовой. Не желаешь возвращаться к монашеству? Женись и предлагай. Бывает, ошибся. Хотя склонился к карьерной лестнице скорее всего потому что за этим и пошёл. Вступающие в семинарию тоже по большей части меркантильными соображениями руководствуются. Что не этим, то будет сбито с пути в процессе. В итоге: последний из могикан, один в поле не воин, если только не Христов. Остальное — «если не епископом, то благочинным, и жизнь удалась». Таким образом, дьявол почти ничего не оставил от монашества в монашестве. Чему соответствует и система управления жизнью религиозной общины. Суета, собрания, демократия… Духа Святого приглашают утвердить… Видите, все «за», значит утвердил. На «одобрямс» разве приходит? Всё сами решили, зачем ещё мы? Заранее подготовили — это называется собрались решить? Бог никого не неволит. Чей путь не исправит, если перестанут перед Ним лукаво жить? Итак, или монах или женатый. «А если нельзя, но хочется, то целибат, гы-гы». Монах — это «сиди в…». Чтобы путь небесно-земной организации править, даже в келию никому не надо заходить. Берегись наполнять свою келию суетой. Ты, Бог и больше никого, ясно? Если глава, то силу твоему слову Бог даст такую, что через дверь скажешь, и все послушаются. А чтобы быстрее, под первым непослушавшимся земля расступится. Но надо же для этого быть угодным Господу, не оставлять своё место и своё дело. Оставил? Женись. Не хочешь? Возвращайся. Видишь, никого без выбора не оставляет. Какой путь выберешь, на том тебе и в помощь. Только перестань перед Ним лукавить, считать Его за подобного тебе. Он не с подобными Себе, лукавыми не ходит. Не лукавый — преподобный. Всё понятно?

Святое возношение, сердце сокрушённое о своих грехах Богу надо приносить, а не «пальмовые ветви», на которые Христос не захотел ступить. С Праздником Входа Господня в Иерусалим! Воскресение вербное? Спаситель яблочный? Спаситель Спас? Господина можно звать уменьшительно господом, если такие отношения с ним, а приуменьшать дело Спасителя, зовя Его Спасом, тем более медовым, варианты, кощунственно. Не слышат, что говорят и тогда, когда: «Боже мой, что ты делаешь!», «Господи, кому это нужно!», варианты. Богу? Ах это не Богу… Господу? И не Господу. Приклонившись какой раз напрасно, давно перестал это делать. Теперь попробуй докричаться. Таким же святотатством является такое дело как «вечная дева» (слав.: приснодева) в отношении Пресвятой Богородицы, а также изображение Отца Небесного. В первом случае не хотела быть старой девой, соответственно не насильственно стала матерью. Хотеть быть матерью и не хотеть быть женой? А во втором случае выглядеть Бог может только как Воплотившийся. И сейчас не выглядит, так как бесконечный, вездесущий то есть, а «выглянул», чтобы не бесполезно искали Его, чтобы не было всё сиротой, и ещё много чего ради сделал это.

Итак, введите жизнь религиозной общины в правильное русло, содержание места общей молитвы общины (храма) возложите на главных в общине (греч.: церкви), то есть на глав семей (состоит не из людей, из семей за исключением монашеской), и не будет за что держаться неправильному, засохнут корни и отпадёт. С подаяния, больше никак ни та, ни другая должны существовать. То есть за счёт Божий. Если за счёт того, чтоб подсуетиться, немножко, Бог задремал видимо, то вскоре бабьи басни будут править балом. А за что жить, если не идти на поводу у такого? С отцами, подчинёнными Бога не получается иметь дело, так хоть с этими. Жён и детей пасти, разрушать семьи горазды. Отобрать у отцов их дело, а потом заслуженно тумаки от них получать, это мы можем. Ничего без воли Божьей не бывает. За нашу праведную жизнь это нам позволил? Заслужили хлеба, а Он нам камень? Какова любовь! Поэтому всегда воздаёт нам не сполна, что касается заслуженного плохого. Что касается заслуженного хорошего, то практически всё в кредит, почти ничего из хорошего не заслуживаем. Итак, благодарение и прославление и там и там. Тогда дивное прошение: «Боже, будь милостив ко мне грешнику» бальзам на сердце Божее. В ответ… Отчего ещё больше благодарения и прославления, отчего ещё дальше проникает в сердце Божее это прошение. Много хорошего — много гордости, много гордости — много ухудшения, много ухудшения — много плохого, много плохого — много смирения, много смирения — много улучшения, много улучшения — много хорошего… Если «мало плохого», то конечно незачем приносить Богу самое большое. Таким образом, времена лютые приближаются. Смирение предыдущего Митрополита Киевского вырыло перед ними пропасть. Лишь немножко зацепило. Заодно освобождение руського народа, соответственно религиозной общины руских, называемой Русской Православной Церковью, от ньюнациональностей. Русский народ силён, крещён, поэтому он подвергся геноциду лукавому. «Не по грехам нашим воздал нам». Смирили себя быстро, значит быстро помилованы. Так Бог приближает к Себе. Зачем вам быть без света? Не отпускает! Слава Богу. Быстрее смиряемся, не выгораживаем себя, а то, как западное ответвление земного христианства отпустит в дебри непролазные. Эти цветочки по сравнению с тамошними.

Без смирения душа далеко от самого смирения, самой любви. Бесконечное у безграничной. Но терпением Божиим заведует Дух Святой. Поэтому укорять Его, что не вовремя кончилось, означает приобрести грех, который не простится ни в этом веке, ни в том.

Вроде не Папуа Новая Гвинея, а дикари. Крещены, да не просвещены, как говорится. Да и не надо. За что жить тогда? Начиная с отцов, тогда получится с просвещением народа, а с отцами не получается, потому что такова жизнь знающих. Слову не даёт силу Господин сил неспроста. Оставили своё место, монастырь, своё дело, келию, и пошло в раскорячку всё под таким водительством. Все места если не заняты, то расписаны, кому на каком находиться. Разместиться не на своём? В ад.

Дичи в земном христианстве набралось на целое море. Такая связь (греч.: религия) с небесным, а точнее с его главой, Матерью Божьей, которой покров молитв это одно, а другое это то, что ожидание Божее не безгранично. Точку невозврата восточному обряду в христианстве пока не дал пройти. Когда западный перешёл рубикон? Когда «только лишь неженатый может священнодействовать». И это привело к мужеложеству, далее — педофилии повсеместным. Так и нарисовались вокруг целибата однополые браки, далее — смена пола, далее — смена пола детям, «по их выбору», конечно. Что проявилось, то давно началось. О детях забота монахов и «назареек» растёт оттуда же, оттого, что развратилось всё. Ничего святого, если глумление над святым местом, перед престолами, вокруг которых обустроили места общей молитвы. Из-за стен монастыря просачивается, как свет, так и тьма. Не бывает при распутстве вокруг, чистота внутри. Более того! Рассадник всё-таки. Якорь не на месте, и общину колотит, распадается, растлевается. «Там почти все такие». Слова вышеуказанного митрополита. Второе лицо в РПЦ знало, что говорило, и знало, для чего говорило. Дальше некуда. «Нет разумеющего, нет ни одного. Все развратились, сделались равно непотребными». Священные слова, и не актуальны? В той или иной степени всегда. «Взяли ключ разумения, сами не вошли и входящим воспрепятствовали». К кому обращены христовы? К евреям?

Итак, «сиди в келии своей, и она тебя всему научит». Земными организациями управляют, а небесно-земной правят путь. В первом случае директор или чиновник, а если и во втором случае бюрократ, кабинет…, то в ад. Монаху не престало быть не монахом, находиться не в тылу, а на передовой. Не желаешь возвращаться к монашеству? Женись и предлагай. Бывает, ошибся. Хотя склонился к карьерной лестнице скорее всего потому что за этим и пошёл. Вступающие в семинарию тоже по большей части меркантильными соображениями руководствуются. Что не этим, то будет сбито с пути в процессе. В итоге: последний из могикан, один в поле не воин, если только не Христов. Остальное — «если не епископом, то благочинным, и жизнь удалась». Таким образом, дьявол почти ничего не оставил от монашества в монашестве. Чему соответствует и система управления жизнью религиозной общины. Суета, собрания, демократия… Духа Святого приглашают утвердить… Видите, все «за», значит утвердил. На «одобрямс» разве приходит? Всё сами решили, зачем ещё мы? Заранее подготовили — это называется собрались решить?

Бог никого не неволит. Чей путь не исправит, если перестанут перед Ним лукаво жить? Итак, или монах или женатый. «А если нельзя, но хочется, то целибат, гы-гы». Монах — это «сиди в…». Чтобы путь небесно-земной организации править, даже в келию никому не надо заходить. Берегись наполнять свою келию суетой. Ты, Бог и больше никого, ясно? Если глава, то силу твоему слову Бог даст такую, что через дверь скажешь, и все послушаются. А чтобы быстрее, под первым непослушавшимся земля расступится. Но надо же для этого быть угодным Господу, не оставлять своё место и своё дело. Оставил? Женись. Не хочешь? Возвращайся. Видишь, никого без выбора не оставляет. Какой путь выберешь, на том тебе и в помощь. Только перестань перед Ним лукавить, считать Его за подобного тебе. Он не с подобными Себе, лукавыми не ходит. Не лукавый — преподобный. Всё понятно?

2 комментария на “Святое возношение, сердце сокрушённое о своих грехах Богу надо приносить, а не «пальмовые ветви», на которые Христос не захотел ступить. С Праздником Входа Господня в Иерусалим! Воскресение вербное? Спаситель яблочный? Спаситель Спас? Господина можно звать уменьшительно господом, если такие отношения с ним, а приуменьшать дело Спасителя, зовя Его Спасом, тем более медовым, варианты, кощунственно. Не слышат, что говорят и тогда, когда: «Боже мой, что ты делаешь!», «Господи, кому это нужно!», варианты. Богу? Ах это не Богу… Господу? И не Господу. Приклонившись какой раз напрасно, давно перестал это делать. Теперь попробуй докричаться. Таким же святотатством является такое дело как «вечная дева» (слав.: приснодева) в отношении Пресвятой Богородицы, а также изображение Отца Небесного. В первом случае не хотела быть старой девой, соответственно не насильственно стала матерью. Хотеть быть матерью и не хотеть быть женой? А во втором случае выглядеть Бог может только как Воплотившийся. И сейчас не выглядит, так как бесконечный, вездесущий то есть, а «выглянул», чтобы не бесполезно искали Его, чтобы не было всё сиротой, и ещё много чего ради сделал это. Итак, введите жизнь религиозной общины в правильное русло, содержание места общей молитвы общины (храма) возложите на главных в общине (греч.: церкви), то есть на глав семей (состоит не из людей, из семей за исключением монашеской), и не будет за что держаться неправильному, засохнут корни и отпадёт. С подаяния, больше никак ни та, ни другая должны существовать. То есть за счёт Божий. Если за счёт того, чтоб подсуетиться, немножко, Бог задремал видимо, то вскоре бабьи басни будут править балом. А за что жить, если не идти на поводу у такого? С отцами, подчинёнными Бога не получается иметь дело, так хоть с этими. Жён и детей пасти, разрушать семьи горазды. Отобрать у отцов их дело, а потом заслуженно тумаки от них получать, это мы можем. Ничего без воли Божьей не бывает. За нашу праведную жизнь это нам позволил? Заслужили хлеба, а Он нам камень? Какова любовь! Поэтому всегда воздаёт нам не сполна, что касается заслуженного плохого. Что касается заслуженного хорошего, то практически всё в кредит, почти ничего из хорошего не заслуживаем. Итак, благодарение и прославление и там и там. Тогда дивное прошение: «Боже, будь милостив ко мне грешнику» бальзам на сердце Божее. В ответ… Отчего ещё больше благодарения и прославления, отчего ещё дальше проникает в сердце Божее это прошение. Много хорошего — много гордости, много гордости — много ухудшения, много ухудшения — много плохого, много плохого — много смирения, много смирения — много улучшения, много улучшения — много хорошего… Если «мало плохого», то конечно незачем приносить Богу самое большое. Таким образом, времена лютые приближаются. Смирение предыдущего Митрополита Киевского вырыло перед ними пропасть. Лишь немножко зацепило. Заодно освобождение руського народа, соответственно религиозной общины руских, называемой Русской Православной Церковью, от ньюнациональностей. Русский народ силён, крещён, поэтому он подвергся геноциду лукавому. «Не по грехам нашим воздал нам». Смирили себя быстро, значит быстро помилованы. Так Бог приближает к Себе. Зачем вам быть без света? Не отпускает! Слава Богу. Быстрее смиряемся, не выгораживаем себя, а то, как западное ответвление земного христианства отпустит в дебри непролазные. Эти цветочки по сравнению с тамошними. Без смирения душа далеко от самого смирения, самой любви. Бесконечное у безграничной. Но терпением Божиим заведует Дух Святой. Поэтому укорять Его, что не вовремя кончилось, означает приобрести грех, который не простится ни в этом веке, ни в том. Вроде не Папуа Новая Гвинея, а дикари. Крещены, да не просвещены, как говорится. Да и не надо. За что жить тогда? Начиная с отцов, тогда получится с просвещением народа, а с отцами не получается, потому что такова жизнь знающих. Слову не даёт силу Господин сил неспроста. Оставили своё место, монастырь, своё дело, келию, и пошло в раскорячку всё под таким водительством. Все места если не заняты, то расписаны, кому на каком находиться. Разместиться не на своём? В ад. Дичи в земном христианстве набралось на целое море. Такая связь (греч.: религия) с небесным, а точнее с его главой, Матерью Божьей, которой покров молитв это одно, а другое это то, что ожидание Божее не безгранично. Точку невозврата восточному обряду в христианстве пока не дал пройти. Когда западный перешёл рубикон? Когда «только лишь неженатый может священнодействовать». И это привело к мужеложеству, далее — педофилии повсеместным. Так и нарисовались вокруг целибата однополые браки, далее — смена пола, далее — смена пола детям, «по их выбору», конечно. Что проявилось, то давно началось. О детях забота монахов и «назареек» растёт оттуда же, оттого, что развратилось всё. Ничего святого, если глумление над святым местом, перед престолами, вокруг которых обустроили места общей молитвы. Из-за стен монастыря просачивается, как свет, так и тьма. Не бывает при распутстве вокруг, чистота внутри. Более того! Рассадник всё-таки. Якорь не на месте, и общину колотит, распадается, растлевается. «Там почти все такие». Слова вышеуказанного митрополита. Второе лицо в РПЦ знало, что говорило, и знало, для чего говорило. Дальше некуда. «Нет разумеющего, нет ни одного. Все развратились, сделались равно непотребными». Священные слова, и не актуальны? В той или иной степени всегда. «Взяли ключ разумения, сами не вошли и входящим воспрепятствовали». К кому обращены христовы? К евреям? Итак, «сиди в келии своей, и она тебя всему научит». Земными организациями управляют, а небесно-земной правят путь. В первом случае директор или чиновник, а если и во втором случае бюрократ, кабинет…, то в ад. Монаху не престало быть не монахом, находиться не в тылу, а на передовой. Не желаешь возвращаться к монашеству? Женись и предлагай. Бывает, ошибся. Хотя склонился к карьерной лестнице скорее всего потому что за этим и пошёл. Вступающие в семинарию тоже по большей части меркантильными соображениями руководствуются. Что не этим, то будет сбито с пути в процессе. В итоге: последний из могикан, один в поле не воин, если только не Христов. Остальное — «если не епископом, то благочинным, и жизнь удалась». Таким образом, дьявол почти ничего не оставил от монашества в монашестве. Чему соответствует и система управления жизнью религиозной общины. Суета, собрания, демократия… Духа Святого приглашают утвердить… Видите, все «за», значит утвердил. На «одобрямс» разве приходит? Всё сами решили, зачем ещё мы? Заранее подготовили — это называется собрались решить? Бог никого не неволит. Чей путь не исправит, если перестанут перед Ним лукаво жить? Итак, или монах или женатый. «А если нельзя, но хочется, то целибат, гы-гы». Монах — это «сиди в…». Чтобы путь небесно-земной организации править, даже в келию никому не надо заходить. Берегись наполнять свою келию суетой. Ты, Бог и больше никого, ясно? Если глава, то силу твоему слову Бог даст такую, что через дверь скажешь, и все послушаются. А чтобы быстрее, под первым непослушавшимся земля расступится. Но надо же для этого быть угодным Господу, не оставлять своё место и своё дело. Оставил? Женись. Не хочешь? Возвращайся. Видишь, никого без выбора не оставляет. Какой путь выберешь, на том тебе и в помощь. Только перестань перед Ним лукавить, считать Его за подобного тебе. Он не с подобными Себе, лукавыми не ходит. Не лукавый — преподобный. Всё понятно?

  1. Святое возношение, сердце сокрушённое о своих грехах Богу надо приносить, а не «пальмовые ветви», на которые Христос не захотел ступить. С Праздником входа Господня в Иерусалим! Воскресение вербное? Спаситель яблочный? Спаситель Спас? Господина можно звать уменьшительно господом, если такие отношения с ним, а приуменьшать дело Спасителя, зовя Его Спасом, тем более медовым, варианты, кощунственно. Не слышат, что говорят и тогда, когда: «Боже мой, что ты делаешь!», «Господи, кому это нужно!», варианты. Богу? Ах это не Богу… Господу? И не Господу. Приклонившись какой раз напрасно, давно перестал это делать. Теперь попробуй докричаться. Таким же святотатством является такое дело как «вечная дева» (слав.: приснодева) в отношении Пресвятой Богородицы, а также изображение Отца Небесного. В первом случае не хотела быть старой девой, соответственно не насильственно стала матерью. Хотеть быть матерью и не хотеть быть женой? А во втором случае выглядеть Бог может только как Воплотившийся. И сейчас не выглядит, так как бесконечный, вездесущий то есть, а «выглянул», чтобы не бесполезно искали Его, чтобы не было всё сиротой, и ещё много чего ради сделал это.

    Итак, введите жизнь религиозной общины в правильное русло, содержание места общей молитвы общины (храма) возложите на главных в общине (греч.: церкви), то есть на глав семей (состоит не из людей, из семей за исключением монашеской), и не будет за что держаться неправильному, засохнут корни и отпадёт. С подаяния, больше никак ни та, ни другая должны существовать. То есть за счёт Божий. Если за счёт того, чтоб подсуетиться, немножко, Бог задремал видимо, то вскоре бабьи басни будут править балом. А за что жить, если не идти на поводу у такого? С отцами, подчинёнными Бога не получается иметь дело, так хоть с этими. Жён и детей пасти, разрушать семьи горазды. Отобрать у отцов их дело, а потом заслуженно тумаки от них получать, это мы можем. Ничего без воли Божьей не бывает. За нашу праведную жизнь это нам позволил? Заслужили хлеба, а Он нам камень? Какова любовь! Поэтому всегда воздаёт нам не сполна, что касается заслуженного плохого. Что касается заслуженного хорошего, то практически всё в кредит, почти ничего из хорошего не заслуживаем. Итак, благодарение и прославление и там и там. Тогда дивное прошение: «Боже, будь милостив ко мне грешнику» бальзам на сердце Божее. В ответ… Отчего ещё больше благодарения и прославления, отчего ещё дальше проникает в сердце Божее это прошение. Много хорошего — много гордости, много гордости — много ухудшения, много ухудшения — много плохого, много плохого — много смирения, много смирения — много улучшения, много улучшения — много хорошего… Если «мало плохого», то конечно незачем приносить Богу самое большое. Таким образом, времена лютые приближаются. Смирение предыдущего Митрополита Киевского вырыло перед ними пропасть. Лишь немножко зацепило. Заодно освобождение руського народа, соответственно религиозной общины руских, называемой Русской Православной Церковью, от ньюнациональностей. Русский народ силён, крещён, поэтому он подвергся геноциду лукавому. «Не по грехам нашим воздал нам». Смирили себя быстро, значит быстро помилованы. Так Бог приближает к Себе. Зачем вам быть без света? Не отпускает! Слава Богу. Быстрее смиряемся, не выгораживаем себя, а то, как западное ответвление земного христианства отпустит в дебри непролазные. Эти цветочки по сравнению с тамошними.

    Без смирения душа далеко от самого смирения, самой любви. Бесконечное у безграничной. Но терпением Божиим заведует Дух Святой. Поэтому укорять Его, что не вовремя кончилось, означает приобрести грех, который не простится ни в этом веке, ни в том.

    Вроде не Папуа Новая Гвинея, а дикари. Крещены, да не просвещены, как говорится. Да и не надо. За что жить тогда? Начиная с отцов, тогда получится с просвещением народа, а с отцами не получается, потому что такова жизнь знающих. Слову не даёт силу Господин сил неспроста. Оставили своё место, монастырь, своё дело, келию, и пошло в раскорячку всё под таким водительством. Все места если не заняты, то расписаны, кому на каком находиться. Разместиться не на своём? В ад.

    Дичи в земном христианстве набралось на целое море. Такая связь (греч.: религия) с небесным, а точнее с его главой, Матерью Божьей, которой покров молитв это одно, а другое это то, что ожидание Божее не безгранично. Точку невозврата восточному обряду в христианстве пока не дал пройти. Когда западный перешёл рубикон? Когда «только лишь неженатый может священнодействовать». И это привело к мужеложеству, далее — педофилии повсеместным. Так и нарисовалась вокруг целибата однополые браки, далее — смена пола, далее — смена пола детям, «по их выбору», конечно. Что проявилось, то давно началось. О детях забота монахов и «назареек» растёт оттуда же, оттого, что развратилось всё. Ничего святого, если глумление над святым местом, перед престолами, вокруг которых обустроили места общей молитвы. За стены монастыря просачивается, как свет, так и тьма. Не бывает при распутстве вокруг, чистота внутри. Более того! Рассадник всё-таки. Якорь не на месте, и общину колотит, распадается, растлевается. «Там почти все такие». Слова вышеуказанного митрополита. Второе лицо в РПЦ знало, что говорило, и знало, для чего говорило. Дальше некуда. «Нет разумеющего, нет ни одного. Все развратились, сделались равно непотребными». Священные слова, и не актуальны? В той или иной степени всегда. «Взяли ключ разумения, сами не вошли и входящим воспрепятствовали». К кому обращены христовы? К евреям?

    Итак, «сиди в келии своей, и она тебя всему научит». Земными организациями управляют, а небесно-земной правят путь. В первом случае директор или чиновник, а если и во втором случае бюрократ, кабинет…, то в ад. Монаху не престало быть не монахом, находиться не в тылу, а на передовой. Не желаешь возвращаться к монашеству? Женись и предлагай. Бывает, ошибся. Хотя склонился к карьерной лестнице скорее всего потому что за этим и пошёл. Вступающие в семинарию тоже по большей части меркантильными соображениями руководствуются. Что не этим, то будет сбито с пути в процессе. В итоге: последний из могикан, один в поле не воин, если только не Христов. Остальное — «если не епископом, то благочинным, и жизнь удалась». Таким образом, дьявол почти ничего не оставил от монашества в монашестве. Чему соответствует и система управления жизнью религиозной община. Суета, собрания, демократия… Духа Святого приглашают утвердить… Видите, все «за», значит утвердил. На «одобрямс» разве приходит? Всё сами решили, зачем ещё мы? Заранее подготовили — это называется собрались решить?

    Бог никого не неволит. Чей путь не исправит, если перестанут перед Ним лукаво жить? Итак, или монах или женатый. «А если нельзя, но хочется, то целибат, гы-гы». Монах — это «сиди в…». Чтобы путь небесно-земной организации править даже в келию никому не надо заходить. Берегись наполнять свою келию суетой. Ты, Бог и больше никого, ясно? Если глава, то силу твоему слову Бог даст такую, что через дверь скажешь, и все послушаются. А чтобы быстрее, под первым непослушавшимся земля расступится. Но надо же для этого быть угодным Господу, не оставлять своё место и своё дело. Оставил? Женись. Не хочешь? Возвращайся. Видишь, никого без выбора не оставляет. Какой путь выберешь, на том тебе и в помощь. Только перестань перед Ним лукавить, считать Его за подобного тебе. Он не с подобными Себе, лукавыми не ходит. Не лукавый — преподобный. Всё понятно?

    Нравится

  2. Святое возношение, сердце сокрушённое о своих грехах Богу надо приносить, а не «пальмовые ветви», на которые Христос не захотел ступить. С Праздником Входа Господня в Иерусалим! Воскресение вербное? Спаситель яблочный? Спаситель Спас? Господина можно звать уменьшительно господом, если такие отношения с ним, а приуменьшать дело Спасителя, зовя Его Спасом, тем более медовым, варианты, кощунственно. Не слышат, что говорят и тогда, когда: «Боже мой, что ты делаешь!», «Господи, кому это нужно!», варианты. Богу? Ах это не Богу… Господу? И не Господу. Приклонившись какой раз напрасно, давно перестал это делать. Теперь попробуй докричаться. Таким же святотатством является такое дело как «вечная дева» (слав.: приснодева) в отношении Пресвятой Богородицы, а также изображение Отца Небесного. В первом случае не хотела быть старой девой, соответственно не насильственно стала матерью. Хотеть быть матерью и не хотеть быть женой? А во втором случае выглядеть Бог может только как Воплотившийся. И сейчас не выглядит, так как бесконечный, вездесущий то есть, а «выглянул», чтобы не бесполезно искали Его, чтобы не было всё сиротой, и ещё много чего ради сделал это.

    Итак, введите жизнь религиозной общины в правильное русло, содержание места общей молитвы общины (храма) возложите на главных в общине (греч.: церкви), то есть на глав семей (состоит не из людей, из семей за исключением монашеской), и не будет за что держаться неправильному, засохнут корни и отпадёт. С подаяния, больше никак ни та, ни другая должны существовать. То есть за счёт Божий. Если за счёт того, чтоб подсуетиться, немножко, Бог задремал видимо, то вскоре бабьи басни будут править балом. А за что жить, если не идти на поводу у такого? С отцами, подчинёнными Бога не получается иметь дело, так хоть с этими. Жён и детей пасти, разрушать семьи горазды. Отобрать у отцов их дело, а потом заслуженно тумаки от них получать, это мы можем. Ничего без воли Божьей не бывает. За нашу праведную жизнь это нам позволил? Заслужили хлеба, а Он нам камень? Какова любовь! Поэтому всегда воздаёт нам не сполна, что касается заслуженного плохого. Что касается заслуженного хорошего, то практически всё в кредит, почти ничего из хорошего не заслуживаем. Итак, благодарение и прославление и там и там. Тогда дивное прошение: «Боже, будь милостив ко мне грешнику» бальзам на сердце Божее. В ответ… Отчего ещё больше благодарения и прославления, отчего ещё дальше проникает в сердце Божее это прошение. Много хорошего — много гордости, много гордости — много ухудшения, много ухудшения — много плохого, много плохого — много смирения, много смирения — много улучшения, много улучшения — много хорошего… Если «мало плохого», то конечно незачем приносить Богу самое большое. Таким образом, времена лютые приближаются. Смирение предыдущего Митрополита Киевского вырыло перед ними пропасть. Лишь немножко зацепило. Заодно освобождение руського народа, соответственно религиозной общины руских, называемой Русской Православной Церковью, от ньюнациональностей. Русский народ силён, крещён, поэтому он подвергся геноциду лукавому. «Не по грехам нашим воздал нам». Смирили себя быстро, значит быстро помилованы. Так Бог приближает к Себе. Зачем вам быть без света? Не отпускает! Слава Богу. Быстрее смиряемся, не выгораживаем себя, а то, как западное ответвление земного христианства отпустит в дебри непролазные. Эти цветочки по сравнению с тамошними.

    Без смирения душа далеко от самого смирения, самой любви. Бесконечное у безграничной. Но терпением Божиим заведует Дух Святой. Поэтому укорять Его, что не вовремя кончилось, означает приобрести грех, который не простится ни в этом веке, ни в том.

    Вроде не Папуа Новая Гвинея, а дикари. Крещены, да не просвещены, как говорится. Да и не надо. За что жить тогда? Начиная с отцов, тогда получится с просвещением народа, а с отцами не получается, потому что такова жизнь знающих. Слову не даёт силу Господин сил неспроста. Оставили своё место, монастырь, своё дело, келию, и пошло в раскорячку всё под таким водительством. Все места если не заняты, то расписаны, кому на каком находиться. Разместиться не на своём? В ад.

    Дичи в земном христианстве набралось на целое море. Такая связь (греч.: религия) с небесным, а точнее с его главой, Матерью Божьей, которой покров молитв это одно, а другое это то, что ожидание Божее не безгранично. Точку невозврата восточному обряду в христианстве пока не дал пройти. Когда западный перешёл рубикон? Когда «только лишь неженатый может священнодействовать». И это привело к мужеложеству, далее — педофилии повсеместным. Так и нарисовались вокруг целибата однополые браки, далее — смена пола, далее — смена пола детям, «по их выбору», конечно. Что проявилось, то давно началось. О детях забота монахов и «назареек» растёт оттуда же, оттого, что развратилось всё. Ничего святого, если глумление над святым местом, перед престолами, вокруг которых обустроили места общей молитвы. Из-за стен монастыря просачивается, как свет, так и тьма. Не бывает при распутстве вокруг, чистота внутри. Более того! Рассадник всё-таки. Якорь не на месте, и общину колотит, распадается, растлевается. «Там почти все такие». Слова вышеуказанного митрополита. Второе лицо в РПЦ знало, что говорило, и знало, для чего говорило. Дальше некуда. «Нет разумеющего, нет ни одного. Все развратились, сделались равно непотребными». Священные слова, и не актуальны? В той или иной степени всегда. «Взяли ключ разумения, сами не вошли и входящим воспрепятствовали». К кому обращены христовы? К евреям?

    Итак, «сиди в келии своей, и она тебя всему научит». Земными организациями управляют, а небесно-земной правят путь. В первом случае директор или чиновник, а если и во втором случае бюрократ, кабинет…, то в ад. Монаху не престало быть не монахом, находиться не в тылу, а на передовой. Не желаешь возвращаться к монашеству? Женись и предлагай. Бывает, ошибся. Хотя склонился к карьерной лестнице скорее всего потому что за этим и пошёл. Вступающие в семинарию тоже по большей части меркантильными соображениями руководствуются. Что не этим, то будет сбито с пути в процессе. В итоге: последний из могикан, один в поле не воин, если только не Христов. Остальное — «если не епископом, то благочинным, и жизнь удалась». Таким образом, дьявол почти ничего не оставил от монашества в монашестве. Чему соответствует и система управления жизнью религиозной общины. Суета, собрания, демократия… Духа Святого приглашают утвердить… Видите, все «за», значит утвердил. На «одобрямс» разве приходит? Всё сами решили, зачем ещё мы? Заранее подготовили — это называется собрались решить?

    Бог никого не неволит. Чей путь не исправит, если перестанут перед Ним лукаво жить? Итак, или монах или женатый. «А если нельзя, но хочется, то целибат, гы-гы». Монах — это «сиди в…». Чтобы путь небесно-земной организации править, даже в келию никому не надо заходить. Берегись наполнять свою келию суетой. Ты, Бог и больше никого, ясно? Если глава, то силу твоему слову Бог даст такую, что через дверь скажешь, и все послушаются. А чтобы быстрее, под первым непослушавшимся земля расступится. Но надо же для этого быть угодным Господу, не оставлять своё место и своё дело. Оставил? Женись. Не хочешь? Возвращайся. Видишь, никого без выбора не оставляет. Какой путь выберешь, на том тебе и в помощь. Только перестань перед Ним лукавить, считать Его за подобного тебе. Он не с подобными Себе, лукавыми не ходит. Не лукавый — преподобный. Всё понятно?

    Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s